«А Кирилл выйдет?»: как арестовывали Серебренникова



СеребренниковПравообладатель иллюстрации
KRASILNIKOV STANISLAV/TASS

Художественного руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова отправили под домашний арест. Корреспонденты Русской службы Би-би-си побывали в зале суда и около него, где собралась толпа сочувствующих режиссеру.

Люди, пришедшие поддержать Кирилла Серебренникова к Басманному суду к полудню 23 августа, расположились, как в театре, по двум ярусам, по обеим сторонам Каланчевской улицы.

Прийти к зданию суда, где рассматривался вопрос об аресте режиссера, накануне призвала пресс-секретарь «Гоголь-центра». Призыв прозучал после того, как в ночь на 22 августа Серебренникова забрали со съемочной площадки в Санкт-Петербурге, а затем девять часов везли в Москву на допрос.

Именно обстоятельства задержания вызвали наибольшее возмущение собравшихся.

«Непонятно, зачем так показушно все делать. У нас очень большое количество людей в стране, которые совершают очевидно серьезные финансовые преступления, но почему-то это не выглядит так, как сейчас происходит с Кириллом. Может быть, действительно есть какие-то нарушения, но чересчур странную окраску это все имеет, чересчур все несимпатично. То есть я вынуждена задать этот вопрос: политическое это дело или нет? Потому что выглядит оно странно», — удивлялась в разговоре с корреспондентом Би-би-си главный редактор журнала Hello! Светлана Бондарчук.

«Дело не в том, что предъявляются какие-то претензии к финансовой деятельности «Седьмой студии» или «Гоголь-центра», а в том, каким образом это обставляется. Есть выражение «человек — это стиль», так и про многие государственные акции можно понять, что это тоже стиль», — согласилась главный редактор журнала «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова, назвав происходящее «чудовищными декорациями».

Image caption

Полиция у Басманного суда

Всего у здания суда собралось несколько сотен человек. Поддержать режиссера пришли журналист Леонид Парфенов, актриса Татьяна Друбич, режиссеры Резо Гигинеишвили, Борис Хлебников, Роман Волобуев, Михаил Местецкий и Нигина Сайфуллаева, литературный критик Анна Наринская, архитектурный критик Григорий Ревзин, журналист Сергей Пархоменко, главный редактор издательства Corpus Варвара Горностаева, византинист и профессор Высшей школы экономики Сергей Иванов, телеведущий Александр Архангельский и другие. Собравшихся было столько, что они мешали проходу работавших там журналистов.

«Но мы же тут работаем», — взмолилась одна из репортеров, когда ее настойчиво попросили отойти вглубь коридора. «А мы поддерживаем, это важнее. Кирилл должен увидеть артистов», — отвечали ей из группы поддержки Серебренникова.

Правообладатель иллюстрации
KRASILNIKOV STANISLAV/TASS

Image caption

Серебренникова сопровождали пять приставов и трое сотрудников в масках

В здание суда Серебренникова сопроводили пять приставов и трое сотрудников правоохранительных органов в масках.

Заседанием руководила судья Елена Ленская. Она также вела заседания по делу бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых, обвиненного в получении взятки, а также санкционировала обыски у правозащитницы Зои Световой.

Многие из тех, кто не пришли к зданию суда лично, поручились за Серебренникова письменно. В зале было зачитано только одно из них, присланное Натальей Солженицыной, вдовой российского писателя Александра Солженицына.

«Кирилл Семенович всегда отличался порядочностью и добросовестностью, которые позволили ему занять высокое положение в театральной и высокой среде», — прочел адвокат режиссера Дмитрий Харитонов слова Солженицыной.

Перечисление имен и регалий остальных деятелей культуры, поддержавших Серебренникова, заняло около десяти минут. Среди них оказались ведущие Андрей Малахов, Иван Ургант, Авдотья Смирнова и Ксения Собчак, актеры Данила Козловский, Елизавета Боярская, Максим Виторган и Константин Хабенский, гендиректор Большого Театра Владимир Урин, режиссер Федор Бондарчук, президент «Профмедиа» Николая Картозия и многие другие — в общей сложности больше 30 человек.

Правообладатель иллюстрации
KRASILNIKOV STANISLAV/TASS

Image caption

Серебренников общается со своим адвокатом Дмитрием Харитоновым

Адвокат Харитонов также просил приобщить к делу о состоянии здоровья родителей Серебренникова: его мать имеет вторую группу инвалидности, а отец перенес инсульт и инфаркт.

Однако следствие все равно просило о домашнем аресте режиссера до 19 октября. В числе аргументов в пользу домашнего ареста Серебренникова режиссера назвал наличие у него латвийского вида на жительства, а также квартиры в «иностранном государстве». Следователь предположил, что режиссер на свободе может оказать давление на свидетелей обвинения, некоторые из которых были его бывшими подчиненными. Представителя Следственного комитета (СКР) поддержал и прокурор.

Адвокат объяснил, что Серебренников писал ходатайство о возвращении ему загранпаспорта, изъятого во время майских обысков. Но документ, по словам адвоката, нужен был режиссеру не для того, чтобы скрыться, а чтобы выполнить контрактные обязательство на постановку оперы в Штутгарте.

Сам Серебренников заверил судью, что убегать от правосудия никогда не собирался: латвийский вид на жительство ему предоставили для работы в местном театре, а квартиру в Берлине он купил, потому что в Москве недвижимость стоит очень дорого.

Image caption

Полицейские автобусы у здания Басманного суда

По версии следствия, бывшие руководители «Седьмой студии» Алексей Малобродский, Юрий Итин, бухгалтер Нина Масляева и продюсер Екатерина Воронова под руководством Серебренникова похитили бюджетные средства. Серебренников при этом играл ключевую роль в этом преступлении, рассказал следователь. Виновность Серебренникова подтверждается документами, а также показаниями Итина и Масляевой, которая пошла на сделку со следствием.

Режиссер слушал слова обвинения спокойно, лишь изредка покачивая головой. «Я бы хотел, чтобы меня отпустили, потому что я не виноват, — сказал Серебренников, когда судья передала ему слово. — Обвинения кажутся абсурдными и невозможными. Я честно работаю в России много лет».

Режиссер рассказал судье, что сейчас работает над фильмом о Викторе Цое, со съемок которого его увезли, и над постановкой «Маленьких трагедий» для «Гоголь-центра». «Домашний арест — эта жесткая мера, которая не позволит мне работать», — сказал Серебренников.

Серебренников отметил, что все деньги, которые были выделены государством, были не украдены, а потрачены на проект «Платформа». «Я горжусь этим проектом. Он был заметен и в России, и за рубежом», — подчеркнул Серебренников. Он также сослался на зрителей, которые могут подтвердить, что все мероприятия «Платформы» состоялись в реальности.

В ходе заседания выяснилось, что за прошедшие месяцы Серебренникова допрашивали дважды. Первый раз режиссер приехал на допрос из Бурятии. Затем 10 июля режиссер прилетел в Москву из Петербурга на очную ставку со свидетелем.

Харитонов рассказал, что Серебренников не отказывался от показаний по делу, как ранее утверждал СКР. «Человека девять часов везли в Москву. Я об этом узнал утром, когда находился в командировке. Когда я приехал в СКР, Серебренников заявил, что у него нет ни моральных, ни физических сил прочитать и осознать многостраничное обвинение», — объяснил адвокат и предложил отпустить режиссера под залог, эквивалентной размеру ущерба — 68 млн рублей.

Image caption

Крики толпы иногда заглушали само судебное заседание

Вскоре после начала заседания толпа на улице стала кричать: «Кирилл! Кирилл!» и скандировать: «Сво-бо-ду». В какой-то момент кто-то в толпе закричал: «А Кирилл выйдет?», после чего другой голос подхватил: «Скиньте мячик!» Ближе к концу заседания из проезжающего мимо джипа почти по пояс высунулся водитель и закричал: «Кирилл, мы с тобой!»

Громкие аплодисменты, свист, крики «Позор!», «Свободу!», а также объявления недовольных сотрудников полиции заглушали происходящее в зале суда.

Во время заседания судья допросила в качестве свидетелей режиссеров Андрея Смирнова и Алексея Мизгирева. Оба они охарактеризовали Серебренникова с положительной стороны и назвали его гордостью России. Речь Смирнова получилась особенно эмоциональной.

«То, как его сюда привезли в наручниках, то, что он в клетке — это возмутительно. Только списка поручившихся достаточно, чтобы понять, где здесь правда и добро», — сказал Смирнов.

Мизгирев рассказал, что Серебренников всегда был полностью сосредоточен на творчестве: «У него нет никаких миллионов. Его жизнь подчинена одному делу — его работе».

Серебренников поблагодарил коллег.

Ближе к концу второго часа судебного заседания добровольцы на улице начали раздавать пирожки с мясом.

«Единственное, что мы по-прежнему можем делать, это, как и семь лет назад, на все это ходить — пока еще мы можем ходить», — говорила телеведущая Татьяна Лазарева. «Никакие впечатления ни на кого давно не работают. Сам считаешь нужным прийти и идешь, вот и все. Не сидится дома от таких новостей», — согласился Леонид Парфенов.

Во время паузы, когда толпа под окнами суда ненадолго замолкла, белокурая девочка под красным зонтиком минут пять детским голосом скандировала «Сво-бо-ду».

Image caption

Пришедшие поддержать режиссера заполнили всю улицу

Адвокат Харитонов попросил допустить в качестве свидетеля главного редактора журнала «Новое литературное обозрение» Ирину Прохорову, сестру предпринимателя Михаила Прохорова. Судья разрешила сделать это. Вместе с Прохоровой в зал впустили дожидавшуюся у дверей актрису Юлию Пересильд. «Не жарко?», — поинтересовалась она у мужчины в маске, стоявшего возле клетки.

Прохорова в своей речи, извинившись за каламбур, назвала Серебренникова «абсолютным бессребреником». «Я на 100% уверена, что Кирилл не имеет отношения к преступлению, — сказала она. — Я готова внести залог, чтобы не было ощущения, как в старые темные времена, когда талантливые люди погибали вместо того, чтобы работать».

Сам режиссер еще раз получил слово перед окончанием заседания. «Я испытываю невероятные чувства, когда вижу поддержку от моих друзей, которые пришли в зал суда, и от тех, кто на улице. Еще испытываю неудобство, что причинил им беспокойство. Я скромный человек. У меня есть только родители, маленькая квартира и дело, которому я посвящаю жизнь. Проект «Платформа» — это часть моей жизни. Ничего мы не воровали, ничего мы не крали. Прошу высокий суд оставить мне свободу», — сказал Серебренников.

Когда судья ушла на оглашение приговора, друзья режиссера бросились к клетке и попытались обнять его через решетку. «А я не знаю, можно ли меня трогать теперь», — ответил режиссер с грустной улыбкой.

«Это война. Они не знают, во что влезли», — сказал Би-би-си актер «Гоголь-центра» Никита Кукушкин.

Судья Ленская отправила Серебренникова под домашний арест. Отбывать его режиссер будет в своей квартире на Пречистенке. Он сможет посещать театр по письменному разрешению следователя.

Источник

Интересно -   Певец Александр Кривошапко впервые станет отцом - Гламур