ИГИЛ уже на России: Почему Путин скрывает атаку исламиста


Фото: mir.life

Информация о резне в Сургуте, совершенной 19 августа, во время которой были ранены семь человек, а сам нападавший, Артур Гаджиев был убит полицейскими с безопасного расстояния, прошла по большинству российских СМИ, как «обычный» криминал.

В полиции региона заявили, что виновник резни «скорее всего, страдал расстройствами психики». Версия теракта тоже как бы рассматривается, но о ней практически молчат, а если и вспоминают – то называют «неосновной». И советуют «не тревожить население». Очевидцам событий местные полицейские настоятельно посоветовали не общаться с прессой.

Через день после теракта сотрудники сайта SITE Intelligence Group, который отслеживает активность террористов в глобальной сети, сообщили, что, по данным близкого к радикальным исламистам агентства Amaq, ответственность за теракт в Сургуте взяло на себя «Исламское государство». Взяло и взяло, эта структура всегда и с явной охотой приписывает себе любую гадость.

Но вчера то же издание отследило появление видео с лицом, похожим на Гаджиева. На видео Гаджиев клянется в верности лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади и говорит, что рад стать моджахедом. В титрах Артура Гаджиева называют Масудом Сургутским. Рядом с Гаджиевым, который сидит в маске, к стене приставлен топор. На стене висит флаг «Исламского государства». Видео снято за несколько дней до теракта.

А российские полицейские продолжают расследование «обычного криминала». Путин выражает соболезнования жителям Барселоны – и почему-то ни слова не говорит о Сургуте. Единственным президентом, который вспомнил о теракте в Сургуте, стал только глава Франции Эммануэль Макрон. Ему это, наверное, интереснее и важнее, чем Владимиру Путину. Более того, на некоторых российских сайтах, которые ночью разместили сообщение об обращении террориста, сегодня утром новости уже не оказалось.

Интересно -   Издание "Медуза" нашло в Подмосковье государственную дачу, на которой, вероятно, живет Янукович

Проще говоря, происходит явная попытка замалчивания теракта. Почему?

Собственно, ответ на этот вопрос прост. Если признать события в Сургуте терактом – которым они, безусловно, являются – то получится, что «Исламское государство» всерьез перенесло свою деятельность на территорию России. При том не на Кавказ, где всегда кто-то с кем-то за что-то воюет, а в относительно богатый, относительно сытый и относительно спокойный нефтяной Сургут. Обитатель которого, вполне возможно, и не имел реальных контактов с ИГ. Что не помешало ему стать безотказным и лояльным «солдатом-добровольцем» для этих подонков.

И это автоматически означает, что хороший кусок путинской политики – как внешней, так и внутренней, был не просто бесполезным, а вредным.

Это означает, что дорогая и кровавая авантюра в Сирии, организованная для того, чтобы «бить террористов в их логове», провалилась. А утопленные в море самолеты, и цинковые гробы, которые регулярно возвращаются из сирийских портов – это пустая трата сил, времени и людей.

Начало активности Исламского государства на территории России означает, что гигантские, раскормленные и неповоротливые российские спецслужбы, которые так любят ловить украинцев и шить им фантастические обвинения, свою реальную работу провалили.

А колоссальная затрата ресурсов на глупости, вроде принудительного хранения российскими операторами всех телефонных разговоров – за которое, понятное дело, платят их клиенты – на самом деле, никому не нужна.

Поэтому российские спецслужбы, кажется, решили скрыть правду о сургутском теракте. А если и не скрыть – то не акцентировать на ней внимания. И им это удастся – если Гаджиев окажется единственным. Другое дело, что по мере нарастания экономического кризиса на России будет расти и маргинализация молодежи. В том числе и мусульманской. Что неизбежно приведет и к росту влияния радикальных исламистов – хоть с ИГ, хоть и из любой другой группы.

Интересно -   Новости мира - В Италии из-под завалов в результате землетрясения вытащили младенца - Новости мира. Последние новости России, новости США, новости Европы.

И если один теракт общество может «не заметить», то попытка скрыть или замолчать многочисленные события будет иметь прямо противоположный эффект. Такая попытка стимулировать недоверие к власти и панику. Тогда российской пропаганде придется убеждать население «сплотиться против общего врага». Что будет гораздо сложнее, если враг реальный – и в Сургуте, а не мнимый – и в Киеве, Тбилиси или Вашингтоне.

Источник