Мать пленного с РФ Агеева не верила, что российские войска есть в Украине — ВИДЕО



На интервью она приехала из своего дома в селе Топчиха, в ста километрах от алтайской столицы. В Барнауле сейчас живет ее старший сын Максим, в «командировку« на Донбасс съемную квартиру с ним делил и 23-летний Виктор. На днях к ней наведывался военком топчихинського района Константин Эллер и заявил, что никакого контракта в российской армии с ее сыном не было, а воевать в террористической организации «ЛНР» Виктор ездил как наемный боец, — сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на Новую газету.


«По словам военкома я так поняла, что ему велели из Москвы в меня появиться. Сказал, что если бы сын служил российский контрактник, то из Ростовской области сюда домой пришел бы на него бумагу, открепление [в местный военкомат]. А он не пришел. и этим вот они убеждают [меня] и делают вывод, что контракт от контракта отличается «.


Как выяснится сразу, Агеева убежден зритель российского телевидения, но в беседе изо всех сил пытается выдержать нейтральную интонацию. Несколько раз женщина говорит, что «готова на все, чтобы Виктора скорее отпустили, готова даже ехать в Киев».


О том, что Виктора взяли в плен, Светлана узнала 27 июня из сообщения украинских пользователей «Одноклассников». «Я сразу что-то почувствовала неладное, — говорит мне Агеева. — А потом мне позвонил журналист из ВВС и сказал, что есть информация, что Витюша мой в плену».


«У меня все как оборвалась, я думала, что умру. Да еще и пошли такие сообщения, угрозы, письма из Интернета. Словно в моей жизни наступил конец света. Я не знала, кто эти люди, что делать и с моим сыном ? Я и сейчас не знаю, не знаю, кто мне может помочь, как так получилось … «, — говорит мать Агеева.


Интересно -   Введение визового режима с Россией остается актуальным – Парубий


Отвечая на вопрос, что Минобороны России опровергает информацию о контракте Виктора Агеева, она заявила, что «я уже не знаю сама».


«Ведь он мне говорил: я еду по контракту. Посылает [мне] на одноклассниках скан приказа о том, что ему дали [звание] ефрейтора. Он был так рад этому! И я была уверена, что он в Ростовской области и проходит там службу в 22-й части. Мы столько раз говорили по телефону, он мне и фотографии присылал оттуда, где он в военной форме с тремя другими ребятами, и они держат флаг и на нем написано что-то о подразделениях Российской Федерации … Ну, может, романтика, мальчишки пустуют. А военком [Константин Эллер], когда приехал, мне сказал, что флаг ненастоящий. Так что теперь не знаю, что думать. Он с детства видел себя в военном деле. Армия, особенно разведка — для него это была мечта. Когда он вернулся из «срочка», жаловался, что мало ему было лет, ничему, говорит, не успел научиться. Я ему предлагала ну останься служить в наших местных частных, а он отвечал: «Несерьезно это, не хочу ходить толкать воздух и пить». Военная романтика ему была нужна. Ну и я не смогла его убедить, отпустила. Взрослый же человек, самостоятельный, не дурак. И надо же ему было с чего-то путь [жизненный] начинать. Единственное — характер у него очень дружелюбный. Стрелять с таким характером — ой, не знаю … «, — уверяет мать.


Агеева рассказывает, что вновь на службу Виктор поехал 18 марта 2017. При этом, по словам матери, в Ростовскую область он поехал самостоятельно на поезде. «Я уже тогда усомнилась: почему, если есть контракт, он едет сам, а не через военкомат? Но я отвергла эти сомнения. Значит, так надо, подумала. При мне он разговаривал с кем-то из Ростова, ему давали какие-то номера, координаты. так он попал в Ростов, а затем оказался в Батайске и оттуда уже звонил мне «.


Светлана Агеева говорит, что со дня его прибытия в Ростов она разговаривала по телефону с ним каждую неделю. Через месяц Виктор даже выслал ей по зарплате 5000 рублей. «Сказал, что больше пока не может. Но я и этому была рада … Витюша мне помогает кредит выплачивать, знает, что мне не очень легко».


Начиная с 30 мая связь прекратилась, но Виктор успел сообщить матери, что звонить регулярно «теперь будет тяжело». «Почему так получилось, я не поняла. Так звонил-звонил, а потом вдруг говорит: нельзя больше, начальство не велит». При этом у нас с ним очень близкая связь, доверительный очень. И вдруг вот это, не очень понятно было. Я человек не военный, но глядя и глядя наш телевизор думала, что мы там [в Ростовской области] охраняем нашу границу, ну как мы … мы — россияне. Знала, что там очень опасно. Переживала [за Виктора]. Тем более разведка. Но я верила, что нас там нет в Украине. Были же официальные заявления, что наших нет и. По крайней мере я верила, что пытаются [не присутствовать]. Я очень политикой увлекаюсь. Всегда смотрю наших знаменитых Соловьева, Киселева, «60 минут» нравится. Хотя вот Киселев то так не очень, а вот Соловьев нравится. В общем, немножко разбираюсь, мне кажется [в политике] «, — считает Агеева.


Как известно, мать русского военного Виктора Агеева, который попал в плен под поселком Желобок Луганской области обратилась в Алтайское отделение партии «Яблоко» с просьбой помочь выяснить судьбу сына.


Напомним, ранее сообщалось, что украинские военнослужащие в районе проведения антитеррористической операции обезвредили диверсионно-разведывательную группу противника и взяли в плен группу боевиков, один из них — россиянин из Алтайского края.


В Луганской области силы АТО 24 июня взяли в плен российского военнослужащего Виктора Агеева.


Минобороны России опровергает сообщения СМИ о захвате силами ВСУ российского военного Виктора Агеева в Луганской области.


Бойцы Вооруженных сил Украины (ВСУ) передали сотрудникам Службы безопасности громадянина Российской Федерации и еще трех человек, задержанных после боевого столкновения возле села Желобок.

Интересно -   Кто такой советник руководителя "Укрспирта" Панков, которого убили на Позняках. Новости политики

Источник