Переселенцы из Донецка: «Мы выстоим. Мы сильные»




Супруги Семенко смогли открыть авторскую суши-студию и поставить на ноги сына, страдающего ДЦП.


Для семьи Натальи Семенко 2014 год стал настоящим испытанием. Когда в их родном Донецке ситуация стала накаляться с каждым днем, решили переехать в Запорожье. Оставив дом, бизнес, а главное — врачей, которые помогали ставить на ноги младшего сына с диагнозом ДЦП.


— Уезжать мы не могли, пока старший сын не окончит школу, девятый класс, — рассказала «КП» в Украине» Наталья Семенко. — Активных боевых действий тогда еще не было, страшно стало летом. Как раз перед нашим отъездом. 






В суши-студии работают всей семьей: старший сын… Фото: 061.ua


Между жизнью и смертью


Как и многие переселенцы, Семенко покидали родной город не навсегда, а так — переждать. Взяли два чемодана да любимую вазочку. 


— Не было ощущения, что уезжаем навсегда, — признается переселенка. — Первые два года в Запорожье мы даже не пытались строить новую жизнь. Была надежда вернуться домой. 


Больше всего родители переживали за старшего сына-выпускника и младшего Захарчика. Мальчик родился в 2010 году, и с тех пор жизнь семьи кардинально изменилась. 


Для Натальи день рождения младшего сына одновременно самый счастливый и страшный. Неделю малыш находился между небом и землей, хотя, по словам врачей, родился здоровым.


— Все было нормально, мы находились в одной палате. Уже вечером я заметила, что Захар закатывает глазки и фактически покидает этот мир, — вспоминает мама особенного мальчика. — Скорее всего, не открылись легкие. В реанимации нам разрешили малыша покрестить — на всякий случай…


Чуть позже родителей огорошат: у ребенка ДЦП. Но не переживайте, с таким диагнозом живут, но придется много работать. Собственно, так мама Захара и поступила — собрала волю в кулак и начала ставить ребенка на ноги. Медикаментозное лечение, массажи, лечебная физкультура, уколы в позвоночник — день был расписан поминутно. 


По-настоящему Наталье стало не по себе, когда Захар не пошел ни в год, ни в полтора, ни в год и восемь. 


— Тогда зашла речь об инвалидности, — признается переселенка. — У меня была страшная истерика. Не смогла смириться, что ребенок — инвалид. 


Совершенно другие эмоции были, когда маленькие ножки сделали первые несмелые шаги после двух лет. 


— Когда Захарчик пошел, я даже не могут передать, что это было, — утирает слезы Наталья. — Мы сидели на кухне в Донецке, в гостях была старшая дочка мужа. Вдруг малыш сделал два или три первых шажочка. Рыдали все! А Захар смотрит на нас большими глазенками и не понимает, что происходит. 


Постепенно семье удалось добиться, что ребенок сейчас нормально ходит и даже бегает. Но трудиться придется лет до 18-20, пока Захар не вырастет. Хотя даже сейчас, видя активного мальчика, гоняющего по лужам, доктора называют это чудом. 






… 18-летний Игнат, к примеру, помогает повару. Фото: 061.ua


Суши в помощь


Прочувствовав на себе, насколько сложно воспитывать особенных детей, Семенко решили помогать таким же семьям, как и они. Чтобы, как говорится, и самим не просить, и другим помогать, открыли авторскую суши-студию. Ведь один курс реабилитации Захара стоит порядка 20 тысяч гривен, а проходить его нужно раз в 2-3 месяца. Это не считая других специалистов и медикаментов.  


Спустя два года семья наконец-то попрощалась с опаленной огнем малой родиной и решила начать новую жизнь. Решили для себя так: пока не поставят точку там, не будет развития здесь. Практически год вынашивали идею, искали помещение и все-таки открыли свое детище. 


— Это заветная мечта моего мужа, — говорит Наталья. — Он был поставщиком продуктов в рестораны японской и европейской кухни. А потом как-то от работы попал в Японию. Увидел местных мастеров, попробовал кухню и решил создать свой маленький кусочек Японии в Украине. 


Руководят заведением сами, причем у каждого члена семьи своя роль. Старший сын помогает нанятому на работу повару. У семьи нет возможности дополнительно брать людей, а так и сыну практика, и им помощь. Парень ведь и сам в будущем мечтает стать поваром. 


— А Захар — по части дегустации? — поинтересовались мы. 


— Как ни странно, младшенький у нас по части обслуживания, — улыбается Наталья. — Когда приходят гости, он может подавать приборы, наливать соевый соус. Даже вести светские беседы о красоте маникюра. 


Повар студии учит правильно есть приготовленные прямо при госте роллы. Например, не нужно полностью опускать ролл в соус. Как говорят японцы, слегка коснись, как будто целуешь ребенка в щечку. Клиенты в студии уже есть даже постоянные — говорят, атмосфера у Семенко особенная. Умиротворяющая и позитивная.



Источник

Интересно -   Норвежский совет по делам беженцев: почти 600 тысяч украинцев лишены пенсий «в наказание» за место проживания