Почему откололся Донбасс: мнение польского историка



Донбасс не хотел быть «худшей Украиной» и поэтому качнулся в сторону «русского мира». 

Об этом в интервью польскому изданию Gazeta Wyborcza заявила историк Марта Студенна-Скруква (Marta Studenna-Skrukwa), сотрудница Института восточных исследований Позаньского университета, которая занимается изучением регионального самосознания жителей постсоветского пространства.

Донбасс помог вырвать Украину из СССР

По мнению историка, изначально регион был за украинскую независимость и являлся мощным ее лоббистом. 

«Донбасс хотел независимости, однако в основе этого желания лежали соображения не столько политического, сколько, социально-экономического плана. Он верил, что только создание самостоятельной республики позволит оздоровить экономику. Украина должна была превратиться из периферийной провинции, которую эксплуатирует центр, в государство, которое работает на себя и может себя обеспечить», — утверждает Скруква.

По ее словам, появление самостоятельной Украины в 1991 году — это результат компромисса, который партийная номенклатура заключила с донбасскими шахтерами, также отвернувшимися от СССР и затеявшими мощные простестные акции в конце 80-х.

«Их социальные мотивы были созвучны национально-освободительным концепциям национал-демократов, киевской и львовской интеллигенции», — считает польский историк.

«Русскоязычие сформировалось раньше Украины»

По ее мнению, украинская идентичность появилась у жителей Донбасса только в СССР. 

«СССР создал республику, которая, как и другие, не обладала суверенитетом, но имела четкие границы на карте … У Украины была своя символика, свой гимн. То, что украинская государственность носила лишь декоративный характер, не помешало формированию общности и национального самосознания на территории, в которую входили и Львов, и Донецк», — говорит ученая.

При этом, «русскоязычие самого Донбасса сформировалось гораздо раньше. Туда съезжались переселенцы из разных регионов. Это были люди с Украины, из России, а также жители Прибалтики, греки, евреи, сербы, немцы. В XIX веке они интегрировались в рамках русского языка».

По мнению Марты Скруквы, в независимой же Украине начала подспудно транслировалаться мысль, что русский — это язык людей, которых нельзя назвать настоящими украинцами. 

Интересно -   «Живые» книги помогают победить дискриминацию - Накипело

«Существовала также и львовская концепция, в рамках которой родился образ «истинного украинца». … Каждый, кто не вписывается в эту схему, должен «дорасти до звания украинца». Такой подход «донецкий» лагерь принять не может», — резюмирует польская исследовательница.

«Львовяне относились к Донецку неприемлемо»

По ее словам, львовские элиты зачастую относились к Донбассу совершенно неприемлемо. 

«Что еще хуже, унижение испытывали не только пророссийские рабочие из Донбасса, но и (возможно, даже еще сильнее) русскоязычные интеллигенты, которые могли бы стать естественными союзниками украинской интеллигенции. Это следствие того, что Киев совершенно отвернулся от этого региона», — говорит Скруква.

По ее словам, после Оранжевой революции президент Виктор Ющенко сделал ставку на Галицию «и самый радикальный вариант ее концепции украинского самосознания. Донбасс мог ответить только одним: полным отсутствием доверия к киевским властям. Появилась отчужденность», — заявила ученая. 

Олновременно, не интегрировавшись культурно в Украину и благодаря богатому этническому составу Донбасса, его жители стали считать «донбассцами», считает польская исследовательница. 

«Сепаратизм для Донецка — это миф, на котором строится самосознание. Жители этого региона любят думать о себе так: мы особенные и непокорные, мы никогда не подчинялись ни одной власти, нас нельзя бросить на колени. Можно назвать это попыткой справиться с ощущением периферийности, принадлежности к «худшей Украине»», — резюмирует Скруква.

При этом, по ее мнению, они видят себя частью «русского мира». 

Ранее «Страна» рассказывала, как Порошенко намерен реинтегрировать Донбасс.

Ранее губернатор Донецкой области Павел Жебривский назвал русский язык «одним из ключевых элементов гибридной войны».



Источник